суббота, 20 августа 2011 г.

Отчет участника. (15)


На тему, как я не писала рефлексию по ЧБК, можно писать отдельную рефлексию. С тех пор память покрылась пылью четырех городов, сознание изглодано чувством вины, и откладывать больше некуда, осень уже гладит макушку и просит нырнуть наконец в хаос, поохотиться за структурой.
Построить цивилизацию нового типа за 18 дней – вполне амбициозная задача на время отпуска))
Грандиозность задачи одновременно и вдохновляла и парализовывала.
Уровень тревожности по поводу неизвестного повышался и сознание придумало такую штуку, что будто бы где-то уже существует некий «масонский» план, который реализуется через наше психическое. Оказавшись среди людей, которым, похоже, было так же непонятно, что будет происходить, я немного попустилась, а после жеребьевки наступил полный (но временный) покой. Очередность позиций внесла ясность во внешний контур проекта. Первая структура.
Вход в проект начался с красной позиции.

Красный фонарь. Безусловно, присутствовали ожидания, которые выползали на свет из утробных страхов потери контроля над своим временем и своим пространством.
Их была целая компания. Белый увлечется властью и будет ее употреблять злонамеренно; Белый потеряет контроль над собой и над процессами; Задания будут бессмысленными, физически тяжелыми или переходить мои этические границы; Я как невротичный перфекционист не смогу делать все ХА-РА-ШО! и прочая…
С первых же минут стало понятно, что моему Блму приходится еще хуже. Стали проявляться такие вещи как запрет на использование другого человека, с которым ты только что был в равноправных отношениях. Культурные нормы, поведенческие шаблоны, возрастные стереотипы – дружеский круг аккуратно сдавливал горло. Блй стремился сделать часть работы сам или разделить ее с Крснм, или подсластить директивы вопросами: Чтобы ты предпочел? Не трудно ли тебе? Что ты думаешь по этому поводу?
Среди Блх тоже наметились интересные процессы. Началась стихийная иерархизация в среде абсолютных аристократов. Белый цвет, оказывается, имеет много оттенков, и дальше это будет постоянно проявляться.

Итак, из пустоты начали твориться первые формы, и касались они, естественно, жизнедеятельности сообщества. Костер, навес, припасы провизии, фэн-шуй лагеря…
Задания в связи с этим были понятными, стандартными и часто непоследовательными.
Пришло осознание моей собственной внутренней активности как помехи.
Что выбирала она своей мишенью? Конечно же, в первую очередь, деятельность Блг.
На волевое солнце Блг легли тени скепсиса. Появилось волнение, что Бл сделают все не так, или, наоборот, переделают с нашей помощью все самые кайфовые дела, и на долю след. поколений ничего не останется. К тому же внутренний критик распустил руки и требовал особого контроля, чтобы не комментировать приказы Блг, не давать советы, не вносить свои предложения.
В общем, была бы активность, а ментальные и прочие паразиты, готовые к ней присосаться, всегда найдутся.
Накладываемые внешние ограничения привели к переживанию, что существование меня стало суть использование меня.
Появилось переживание себя как безличного неодушевленного инструмента с хорошо смазанными гайками, но с недооцененным потенциалом. И от того, что меня, такой изящный, сложный, утонченный, многогранный инструмент (тэг айрони), используют так мало и неизобретательно (все равно, что микроскопом гвозди заколачивать), наступила специфическая усталость.
Тем не менее, пришедшие на следующие день, скажем так, творческие задания от Блг, были успешно проигнорированы. Я забила болт – Блй не вспомнил – катастрофы не случилось.
Искала в себе интерес к выполнению этих заданий – его не было. Искала опору в позиции Блг, откуда он мог породить задачи – обнаружила (и скорее всего, проективное) желание либо «повеселить» Крснг, либо утвердить себя как «креативную» власть», либо это просто продукт случайности, прихоти, за которым нет стратегических сетей. Ни к одной из позиций присоединяться не хотелось.
Уставший от невнимания невротик достал белый платок и пообещал зареветь. Я проваливаю практики! Вот же он, девиз на флаге Крснг «Позитивная воляwelcome!» Все должно быть так просто. Чужое волеизъявление поступает на рассмотрение твоей воли. Она корчится, пищит, трением о чужие борта выдает свои границы, стало быть, и себя тоже, подключает позитив, ассимилирует, рефлексирует, дает команду, организм счастливо выполняет уже своеволение.
Идеальный механизм того, как должно было происходить, разваливался. Вот чужое воление. С чем оно соприкасается во мне? С пустотой. Все падает в пустоту, не встречая сопротивления. Присоединение действием, а не волей. Что ведет Блм? Важность, эгоструктуры, стереотипы, страхи, желания, плен роли, имитация власти, но не Воля. Что мы оттачиваем друг о друга? Имитацию имитаций???

Идеалисты умирают не от пули на баррикадах, а от разочарования.

Оказалось, что в самой простой, на первый взгляд, позиции, смеются бездны! Да, красная позиция – это то, что типично для человека в обыденной жизни. На первый взгляд. На самом деле Крсн в эксперименте и Крсн в обычном мире отнюдь не совпадают. В обыденности крснй садится на любую подвернувшуюся электричку или на поезд, который побыстрее и покрасивее, в эксперименте крснм оказалось быть непросто. Усмирение внутренней активности; режим ожидания; только данность; не захват чужой волей, но высвобождение своей; разумное, спокойное служение; безмолвие комментатора, любовь и позитив. В общем, трудиться и трудиться.

Черный фонарь. Уход в черную практику, конечно, был желанным. Интровертированность, покой, трансцендентное. Практик любит быть наедине с предельной реальностью без радиопомех.
Безусловно, свой танец страха тоже был исполнен. Больше всего в черной позиции беспокоила грядущая депривация. Родилась бы я в лихие комсомольские годы, точно бы мчалась поднимать какую-нибудь целину или строить ДнепроГЭС. Сознание стремится полностью соответствовать предписанному.( Мама, а гвозди зачем? Ну положила же!) Для меня не было иных вариантов черной позиции, кроме той, как мы договаривались заранее. Молчание и слепота. И практики, практики, практики…
Из трезвого состояния все происходящее в черном вспоминается с большим усилием, это как тащить глубоководную рыбу на побережье, ее плющит и деформирует до неузнаваемости.

Вот и черное утро. Попрощалась с цветным миром и ушла под повязку.
Здравствуйте, психические функции, вот мы и остались с вами наедине.
Сразу столкнулась с авторитарностью Памяти. Часть движений делалась из нее, ненужных, автоматических, какие-то бродили по карте внутренностей палатки, иные были бы оправданы только визуальностью.
Время из непрерывного потока превратилось в ожидание, жизнь начала разбиваться на интервалы, очень хорошо осознаваемые.
(А вот и следствие психической компрессии – Рефлексы зажимают время в паузы – записала я при выходе из черного – безусловно, это было какое-то откровение, а сейчас я вообще не понимаю, о чем это, могу реконструировать только логикой, но не уверена, что приду в правильное место).
Теоретически, конечно, и так было понятно, насколько глубоко и плотно мироздание пронизано визуальностью, а теперь пришлось столкнуться с этим и на практике.
Голод. Выяснилось, что и он привязан к глазам. Первый прием пищи был, скорее, ритуальный, надо же как-то завершить утро. Потом стало ясно, что невидимая еда не только не приносит удовлетворения, а вообще не может заинтересовать. Тот стереотип, что без вида пищи обостряются вкусовые ощущения, в моем случае не сработал. Какая разница, соленое или терпкое я выну из невидимого, ведь носителя вкуса не существует, а имеется только идея. Посему вкус еды мне был скучен и неинтересен, хотелось брать из нее лишь функциональные калории, а их было нужно немного. Стало очевидно, как на визуальной воле психическое дает приказ организму проголодаться, так как подошло время, например, развлечься (поклон Виктору Михайловичу).

Ходьба. Отцепившись от визуальной цели, желание перемещаться тоже стало пропадать. Нет больше ни красивых закатов, ни живописных дюн, ни сложной листвы. Когда Крсн выводил на техническую прогулку, ноги бежали резво и весело, всё они нормально чувствовали, перепады, выбоины и пригорки. Частая и обычная цель перемещения – найти новые визуальные впечатления, восхититься и замереть от красоты мира, аннигилировалась. Приключений хватало и возле палатки.

Тело. Здесь тоже случились свои неожиданности. Тело как будто лишилось вертикальности, которую ему обеспечивали прилипающие к надзирательной вышке мира глаза. Получалось так, что упругость, граничность, вытянутость, пропорциональность обеспечивается визуальным произволом или обещанием близкого такового. В отсутствие погасшего внешнего мира Огромный Глаз заглянул внутрь телесной тьмы. Тело обомлело и начало стремительно дифференцироваться.
Поначалу это проявлялось в быстро наступающей и невыносимой боли при попытке сидеть неподвижно. В положении стоя оно стремительно наливалось пудовым весом и клонилось к земле. Чувствовала себя как наркоман в абстиненции на жестких ломках, так как организм собрался разбиться на миллион автономных субстанций, каждая из которых требовала внимания. Недолгое облегчение приносила в максимальном расслаблении шавасана.

Трудно было избавиться от вывернутости вовне. Даже в депривации продолжался контроль себя какими-то выдуманными внешними источниками, извне-наблюдателями.
Вокруг носилась активность построения нового мира. Чужое внимание обжигало. В сумерках, ночью было облегчение, так как светимости внутренней и внешней среды более менее уравновешивались.
(Спасибо семье, на второй день увели в отличный бетонный мох, мега-место для слепцов, уходить оттуда не хотелось вообще).

Как ни странно, практически не было никаких визуальных выморочных образов, засасывающих самодвижущихся картинок, единственное, что посещало довольно-таки часто, это образы, связанные с богатым внутренним миром насекомых и рептилий, накрывало сутью хитина, как будто в первозданной тьме сознание спускалось в интимное своей видовой истории.

В групповой медитации, тогда пришла вдруг на ум очевидность, ты всегда в позиции красного, так как работа осуществляется следованием инструкции и облегчающим жизнь заданным временным интервалам.
Трудно было протягивать себя глубже без внешних инструкций, да еще когда впереди вечность.

Очередной раз Внимание подтвердило свое предпочитаемое местожительство – снаружи и на уровне глаз. Чтобы погрузиться в глубину тела или убрать воображаемый источник сборки – постоянное усилие.
Мозоли внимания.
Но это все так – мишура привычного после карнавала за ноги цепляется.

К моему сожалению, переживания, открытия, сделанные в ходе практик, не переродились в инструмент инструкций. Осталась субъективная поэзия. (А с нее только можно сдуть пыль и поставить на полку).
При погружении в одну из практик я пережила объем своих энергетических ресурсов и (не)возможность доступа к ним, вообще разбросанность энергии, контуры – где провалы, где наполненность, пользуясь внезапно открытой картой, я начала уходить все глубже, пока не столкнулась, наверное, впервые столь отчетливо с Нечто или Некто, что препятствовало дальнейшему движению. Потом это повторилось еще несколько раз. Если рисовать это грубо как картинку, то представим себе глубокую темную пещеру с многими ответвлениями, непонятно куда идущими, вверх ли, вниз ли, с затаившимися повсюду плотностями.
Энергией ты проталкиваешься в уверенно нужном направлении, где-то начинает мерцать эта плененная Королева Воля. Гнездо личности! Она как паук, выкидывает личностные структуры, и они как стены, вата, фильтр, не дают зайти глубже. Гнездо и можно и нужно найти. Ты его переживаешь почти физически, отстраненно, как объект. Но слишком темно. Можешь сам себя покалечить.
Есть и другие. Рыцари Воли или Стражи Воли. Это пока мне совсем непонятные образования. Было чувство, что они в тебя еще не вглядывались по-настоящему. Ты пытаешься разбудить то, с чем пока тебе не совладать, телепатировали эти штуки. Слишком чистый, слишком мощный источник. Приходи, девочка, попозже.

Еще была практика, где я «добралась до переживания» самого «волевого» «события» в своей жизни – до зачатия. После забили хвостами пубертатные вопросы: А Смысл?
Жить и развиваться? Жить и радоваться? Все равно? (с ума сойти, черкнула себе это для памяти сразу после выхода из черного, а недавно говорили с N. о жизни как развитии или потоке и я ничего не вспомнила).

Отслеживалось зарождение и далее какого-либо чувства. Как происходит пинок тебя в страх или в волнение или в ревность или в экзальтацию, что и где в теле при этом меняется. Прозрачные связи. Пришло бы тогда это в голову, могла бы составить очень неплохой Атлас собственной психосоматики. Но, увы…


(Для ветреной памяти оставлю зарубку еще.
Переживание родовой ветви.
Забрезжило то самое, где безусловно любят и дают источник радоваться жизни.
Пыталась найти тот момент, где я перестала его чувствовать или его реальное присутствие – был ли?
Переживание себя как души, отлетевшей от тела. Такая любовь к людям, и невозможность никак с ними повзаимодействовать привычным для них образом, и только надежда, и как будто мне было бы легче от их молитвы за меня)

В одной из практик я перестала удерживать различия между пространством и временем, в чувственно проявленной форме это было переживанием тела как одновременности, т.е. вся соматика, все телесные процессы, границы тела и его пустоты были чудесным синхронизмом, невероятным схождением многого в одной секунде, и в следующей, которая тоже одна.

Что оттуда смогла унести в пригоршне.
ВМ – Чувствование переживания времени (как вар.+переживание времени за другого) – Переживание абстрактного времени – Выход в сомаДКВ – Перенос абстрврем на сомаДКВ (слияние АбВр с соматическим фоном) – Выравнивание фона Вр во всех соматических структурах – Вынос фона за пределы тела, вовне – Переживание хода времени извне – Разрежение ВР – Уплотнение Вр – Создание события (или общего) (из выделения в резонансе Вр и тела другого тона) – концентрация на к-либо предмете – размещение события в этот предмет – бросок предмета (События) в разреженный или уплотненный поток времени (ближнее, дальнее событие) – Растяжка между актуальным моментом и эхом события – Выход через ВМ.

По истечении вторых суток депривации решила открывать глаза.
Два таких разных мира отделяются друг от друга всего лишь миллиметром, толщиной век. Потрясающе. В депривационном мире иной ландшафт и море сокровищ – но жизнь в нем протекала как тяжелая болезнь. Мучило одновременно желание и выйти из него и остаться еще-еще-еще там, где нет ни известных направлений, ни четких форм.

Мы все прошиты пространством и временем.

БЕЛЫЙ ФОНАРЬ
В черном, безусловно, копится специфическая энергия, которая требует немедленной реализации при выходе из позиции.

Что точно пропало, так это напряжение по поводу строительства пресловутой цивилизации.
Так как мучила неопределенность задачи, то необходимо было принять успокоительное в виде
дефиниции. Если рассматривать цивилизацию, например, как общность людей в данном времени и пространстве с близкими или идентичными ценностями, с определенной социальной организацией, то ее, скорее, надо было не строить, а изучать (как уже существующую), и тем самым взращивать ее организм, нащупывать в неочевидном границы, формы, повороты и пропозиции, проявлять.
Принцип социального управления понятен. В качестве идеологических китов, поддерживающих организм, приходили, конечно, триады. Одна из них была Воля-Смысл-Творчество. По крайней мере, мне эти позиции были близкими и ресурсными. Хотелось нашим цивилизационным организмом путешествовать по этим мирам, насыщать их действиями. Ясно пережилась наша цивилизационная клетка (no prison!) – как Воля проявляет себя в 3х ипостасях – Абсолютная-Промысленная-Позитивная (оформленная). Один человек содержит в себе все ипостаси и последовательно и одновременно. И тройка собирается как один субъект – единый в трех лицах )). Спирали закручиваются вовне и внутрь, красивые фрактальные системы.

Появилась сильная потребность в общих практиках, в чувствовании разрозненных клеток единым организмом. Необходимо было объединиться с другими Блми и понять, насколько мы разделяем это смысловое пространство.

Предложила провести день в голоде, чтобы оторвать уже деятельность лагеря от костра и постоянного приготовления пищи, а накатывающее чувство голода переводить в ресурсную энергию или как в маркер осознания себя здесь и сейчас.
А ночью в лес до первых птиц, на уединенный костер, подальше от лагеря. Мыслился не поход за жутью, а визит к самому себе.
Практики предполагались для красных, но белые могли по своей воле присоединиться к ним и разделить всю радость лишений и общего поля деятельности.
Так и вышло. Для меня это были особенно наполненные сутки. Белый стал дважды белым, и вовне и вовнутрь и получил объем. Да и все стало объемным, наша группа, в том числе.
(Кстати, чувствование группы стало сильным. В этот день на утренней медитации с ОГ часть людей ушла в перерыв, а часть – и я в нее входила – продолжала работать, естественно, с закрытыми глазами. Вдруг стало как-то неспокойно, тревожно. И пара фраз прозвучала, кто-то упал. В этот момент стало все понятно, кто упал и как. Прервала медитацию, пошла проведать лагерь и точно…)

На следующий день в полный рост столкнулась наконец-то и со своими внутренними ограничениями в проявлении «власти». Мой красный принимал участие почти во всех «внешних» бучакских курсах и в лагере присутствовал мало. Меня разрывало на этические части. С одной стороны, только на Бучаке, кажется, и получишь интенсив психонетических и около- практик, конечно, жалко их пропускать, а собирать вместо этого дрова или мыть котелки; с другой стороны, все прибыли на эксперимент добровольно, уже тем самым делая его главной практикой.
Итак, Котелок или Синестетика? Красный отпрашивается на занятия, и у меня за секунду поднимается высокая температура от противостояния интеллигентному взрослому человеку, которого я уважаю и уважаю его интересы, и все соблазны эти мне понятны, и отпустить его, тем не менее, не могу, неправильно это. И не отпускаю. И тут же облегчение. Личный прорыв за условности. Понятно, что тут же закружились проекции, что я и сама себе так постоянно потакаю (не буду сейчас ВМ делать, лучше кино посмотрю, но ведь арт-хаус и т.д.)).

Проснулся исследовательский интерес к самому красному, к зонам комфорта его и своим, к границам инструментальной воли. Вот общая медитация на озере по телу как синхронности и по формированию вечернего события. Ее проводит мой красный и делает это замечательно. Мои переживания и предложенный сюжет его структурное мышление переводит в четкие последовательные уверенные инструкции.
А что, если пошевелить этические конструкции? Задание спровоцировать одного из участников на конфликт (самого безобидного) крсн не выполняет, но делает это с усилием, через поиск в себе позиции, через которую сие действие было бы возможно. И это делает отказ интересным и переводится в продуктивное обсуждение. Кстати, наблюдала за взаимодействием блх и крснх в других тройках, и, на мой взгляд, в одной из троек некоторые вещи уже граничили с унижением крсн; поймала себя на мысли, что если эта персона станет моим белым в следующем цикле и будет такое же, то будет далеко послана. (Да-да, проекции и все такое, чем обычно объясняют раздражение от кого-то).

Белые не все идут на сотрудничество (вот открытие!) – особенно те, кто считают свой цвет более белым – замыкаются на своей тройке и накачивают отдельно взятый «волевой» мускул. Становилось скучно и ресурс тратился на попытку удержать общность процессов, которой не было.
Мало кто умеет безупречно подчиниться, послужить, от этого, как мне кажется, и власть неуверенная, и сотрудничество отсутствует от боязни, что тебя построит другой Блй или «навяжет» свои интересы, и ты потеряешь эту призрачную волевую автономию.
Вообще, до конца не покидало ощущение, что Белые (и я, в том числе, конечно!) не понимают в полной мере, что и как делать со своей властью, любопытных возможностей, которая она дает, особенно в отсутствие конкретных стратегических задач, которые и не особо порождались.

Друзья, больше общения и доверия друг к другу, к миру! И принятия! Расслабляйтесь, на небесах уже давно всем поставили пятерки!


2й цикл.
Здравствуй, стихия. Крепость Защиты от Воды не сработала.

Более того, Белые, оказывается, тоже не крепость. Ни своих слов, ни своих решений.
Начиналось все с хороших тенденций – Белые все-таки поняли необходимость сотрудничества, собрались и выработали план ближайшей жизни лагеря, но после первой трудности все посливались в несознанку. Всё, никого нет. Приходите завтра. И Крснй достался с норовом.

Поэтому Символом второго цикла для меня стало прекрасное разрушение нашего дома.

Дождь-дождь-дождь... На второй цикл уже осталось маловато энтузиазма, но было странно уезжать просто из-за дождя, в конце концов не такая уж и страшная стихия, а больше повод пожалеть себя.

Как мне казалось, Крснй постоянно старался делать так, чтобы дискредитировать и белого, и его задания.
Вот и еще один тип сопротивления. Подчиниться так, как удобно.
Я, конечно, качественно поломаюсь и сделаю, но сделаю так, чтобы Блй потом кусал себе локти от отчаяния, что не контролировал каждое мое движение.
В какой-то момент я пошла на поводу этого сопротивления и вместо прямого задания начала проверять его на здравый смысл, обсуждать с Крснм возможность и целесообразность разведения большого костра для всех промокших товарищей и их вещей. Безусловно, я получила очень точное и развернутое объяснение, почему делать все это нецелесообразно, ненужно, затратно, и что, может быть, завтра мы вернемся к этому вопросу. Крснй был доволен, что его оставили в покое, а я была рада, что он такой сознательный и отказывает теперь красивой участливой аргументацией.
А через несколько минут пришел «человек извне», быстро развел костер, натаскал веток, палок, и у этого костра удалось и согреться и высушить свои вещи многим людям.
Вот так, все, оказывается, было просто вне позиций.

Это ощущение, что от меня отделываются как от Блг, стало приводить к разочарованию: по поводу эксперимента говорится много умных фраз, и искусство рефлексии на высоте, а на деле начинается либо профанация, либо самообман.
В последующие дни было понятно, что красный работает над собой и старается, но и заданий хотелось давать ему все меньше, чтобы его воля изголодалась по действию.
Кстати, во 2м цикле, если я правильно помню, была попытка ввести различительные ленточки, которая вызвала у меня резкое неприятие. Для меня это было очередной формой, которой пытаются подменить суть.
Если нет чистоты позиции, по которой бы тебя узнавали, то нет смысла и во внешних атрибутах.

Как мне кажется, не случайно наша тройка развалилась. Нас покинул один участник, и я осталась без Блг.
Состояние было прекрасным, ты находишься в состоянии ожидания от мира и как нектар собираешь чужие воли.

Постоянный дождь. Да, он мешал случаться в твоей жизни некоторым событиям. Но, как ни странно, никакого уныния не вызывал. А полное его принятие случилось после трехчасового медленного похода от шоссе до лагеря. Он перемешался с кровью и стал частью внутреннего и внешнего ландшафта.

После ходили с товарищем в лес под начинающийся ливень, провели отличную медитацию под дождем – внимание распределяется и на дождь и на промежутки между каплями, поднимается выше, находит солнце, все – в объеме. Все – лишь одно из многих агрегатных состояний организма, теряющее эмоциональную окраску.
Жаль, что не выкристаллизовалась эта идея - делать групповые практики именно с дождем, чтобы, как минимум, убирать его значение как помехи.

К середине второго цикла появилось ощущение, что, в принципе, эксперимент уже закончился, есть еще какие-то спорадические вспышки, но скорее индивидуальные догоны в практиках, нежели цивилизационное развитие. А, может быть, в неполноценной тройке величие эксперимента сложнее чувствовалось.
Дождь ли заставлял волю ржаветь или ограниченность пространства жизнедеятельности, но вдруг витальные проблемы стали особенно важными и почитаемыми.
Сознание внезапно решило выживать, нагнуло структуры, а воля даже не пошевелилась.
Групповые процессы сконцентрировались вокруг приготовления и поглощения пищи, сформировалось отлично слаженное общество по признаку быстрого потребления продуктов. Появилась специфическая задача – не оставаться надолго у костра, иначе это превращалось в долгое муторное залипание, внутреннее животное разбухало и закрывало выход из клетки, почему его ошейник уже на мне? Иногда становилось страшно, какая в витальности заложена огромная сила разрушения и пожирания всего, что оно считает своим топливом.

Под конец хотелось все-таки немного солнца и прекратить есть хлеб.

Эксперимент поддерживал высокую интенсивность жизни, постоянное усилие к пробужденному состоянию, дал посмотреть в кучу зеркал, где-то отражались змеиные горгоньи головы, а где-то вполне мирные ровнодышащие пейзажи. Приходилось снова и снова нащупывать свои пределы и шагать дальше.
И вы, мои прекрасные спутники в походе за Волей, были мне учителями и наставниками, каждый – в своем, и дарили маленькие и большие чудеса. Мир улыбается, сердце бьется.

понедельник, 8 августа 2011 г.

Отчет участника. (14)

Краткий отчёт об участии в ЧБК эксперименте (первый девятидневный цикл). Наиболее значимые для меня моменты.



БЕЛОЕ



В первый день столкнулся со сложностью договориться с другими белыми об общем плане действий (организации быта). Так как белые между собой иерархически равны и у каждого было своё понимание правильной организации, пришлось искать компромиссные решения. Поэтому было сложно удерживать во внимании общий план действий. Ясно осознал слабость своей управленческой позиции и сопротивлением брать ответственность за других на себя. И ещё боролся с «неудобностью», например – заставлять работать своего красного в жаркий день под палящим солнцем. Было ощущение, что гораздо проще всё сделать самому, чем поручать другому. Белая позиция, неожиданно для меня оказалась самой ресурсоемкой, что не позволило до конца подойти к этому проекту более свободно и творчески. Хотя сама среда, природная, деятельностная и игровая, очень к этому располагала. То-есть понимание степени свободы действий из волевой позиции, как бы открывалось очень постепенно расчищая стереотипы и поведенческие шаблоны.





КРАСНОЕ



Сразу попытался действовать из «позитивной воли» – обыграть принудительность команды в собственную интересную задачу. Но по началу, возникало чёткое внутреннее сопротивление, причём где-то на телесном уровне, особенно реакция была на то в какой форме даётся задание (особенность формы речи). Активно раздражали неэффективные инструкции, или когда незавершённое дело перебивается новым заданием. Мешали так же, собственная лень и скука. Когда эти помехи удавалось преодолеть, возникало некое ощущение «потока/волны» - все микро-события дня удачно складываются всё совпадает, тратишь минимум усилий и всё получается. Самое интересное, что в этом «потоке/волне» забываешь себя, рефлексия отсутствует, время течёт незаметно. А когда возвращаешься в обычное состояние – уже всё сделано, причём наиболее эффективным способом.





ЧЁРНОЕ



Попробовал прожить этот период в восприятии «процессности» внутренней и внешней. То есть отслеживать не фон и объекты, а течение процессов и их взаимодействие. Особенно было интересно наблюдать как соотносится ритм (или скорость перетекания событий) внешнего и внутреннего потока. Когда наиболее чётко удавалось удерживать во внимании два потока, пробовал растягивать и уплотнять длительности по очереди, наблюдая как они воздействуют друг на друга.

Иногда «внешнее» начинало чрезвычайно активно вторгаться в процесс. Наиболее яркий пример – сидел неподвижно с закрытыми глазами у своей палатки, медитировал довольно продолжительное время, как вдруг раздался пронзительный птичий крик, причём совсем близко. Открыл глаза, вижу где-то в метре от лица по ветке скачет какая-то птица, ведёт себя очень агрессивно пытается атаковать. После нескольких неудачных попыток продолжить дальше, решил переместится в другое место.

Было ощущение, что мои взаимодействия с «внешним» вызывают какое-то сопротивление, как бы среда начинала отвечать, возникала обратная связь.





Что понравилось и не понравилось в ЧКБ - эксперименте.



Не понравилось то, каким образом «распределялась» ответственность – когда все за всё отвечают и никто не за что, конкретно. Или зона ответственности каждого воспринималась очень узко. Например валяется чей-то чужой спальник на полянке и вдруг начинается дождь, и никому в голову не придёт убрать его под навес. Или когда кончались в лагере дрова и вода, спохватывались уже по факту, когда надо было готовить еду. Поэтому, когда начались затяжные дожди, хаотичные действия привели к тому, что налаженный быт стал на глазах разваливаться.

Так же не было преемственности начинаний белых, когда они сменялись. Новые белые начинали свои проекты, то есть на мой взгляд, не возникло переходящей ответственности построения культуры, в том числе - порождения новых форм.



Понравилось то, что находясь внутри эксперимента в реальных условиях удалось получить новый опыт взаимодействия, который ещё требует осмысления. Были выявлены зоны повышенного сопротивления личности, которые до этого не рефлексировал или не придавал им особого значения. Стали более понятны причины собственных социальных страхов и мотиваций. Несколько иначе вдруг понял, что есть принудительность, свобода и ответственность.

Очень полезный опыт молчаливого выслушивания рефлексии своих товарищей по прошествии дня. Он, как бы придавал многомерность событиям и расширял / углублял мою саморефлексию.

Не скажу, что всё это меня сильно изменило, но добавило понимания собственных «тараканов» и от куда у них ноги растут





P.S. Забавное совпадение:

Ещё до начала эксперимента возникла идея – на красный период лишать участников имён, или звать всех одинаково (для лучшего растождествления с личностными структурами). Но это не вызвало особого энтузиазма группы. Уже после, когда набралось 12 участников, оказалось, что у 1/3 группы – одинаковые имена

воскресенье, 31 июля 2011 г.

Отчет участника. (13)


ЧБК, КБЧ и БЧК в БуЧаКе
взяла участие в половине эксперимента «ЧБК». Т.е. 9 дней полного погружения.
по личным причинам, не касающимся участников, решила выйти из эксперимента. 2 дня я «подвисала» в принятии решения. За тем, ещё 4 дня оставалась в лагере со всеми участниками, приняв позицию отдельного субъекта, но продолжая вести общий быт и наблюдать свои реакции и активность вне игры.
ИТАК, «как это было» и «Шо воно мені дало»:
Хочу отметить, что перед экспериментом я прожила 3 самых просветленных месяца своей жизни. Жизненные «проблемы» тотально перестали беспокоить. В следствии чего, исчезли. Условия эксперимента показались хорошей возможностью проверить устойчивость своего «просветления».
  1. Черное.
Самое любимое.
… я знаю, второго нет :)… но я только учусь быть с кем то рядом не теряясь в иллюзиях отдельности.
Практиковала молчание и удержание внимания в теле. Вообще,это единственный нормальный способ жить.Пробовала запирать себя в палатке и делать випассану, но не пошло. Тогда я доверилась «потоковости» и ходила по дюнам и лесам, слушая импульсы тела. То залазила на сосны, то бегала по пескам, то останавливалась и собирала зубами хворост, удивляясь как много забавного можно делать в одиночку с природой. Это бодрило душу.
Ночевала отдельно от лагеря на дюнах. Жгла костры и делала пуджи. Утром оказалась возле группы практикующих «намерение» с восходом солнца. Восприняла это как подсказку, куда развроачивать свои вопросы по поводу будущих дорог.
Важное открытие при вечерней рефлексии: Черное - самое эффективное для слушания людей. Погружение в себя, свобода от импульсов поддерживать коммуникацию дальше, «здесь и сейчас», чистое слушание. полностью видеть картину того почему, для чего и что рассказывает человек.
В Черном был снят вопрос о состояниях. Стало очевидным, нет более или менее гармоничного состояния. Состояние не бывает ближе или дальше к Истине. Состояние – это не больше чем состояние. Нет смысла отдавать приоритет одному и пыжиться продлить его на всю жизнь.
И ещё.
есть состояние, а (психонетики говорят) есть позиция!
«позиция» возможна при волевой активности, состояние – форма, которой я позволяю жить внутри своего сознания.
Но, товарищи!!!! честно признаюсь: хрен его знает, что такое позиция.
Я знаю, что я – наблюдатель. Не уверена, что это то же самое, что и позиция.

  1. Белое.
Выход в белое после черного был просто праздником. Куча энергии и идей.
НО, Белое не было развернуто по-честному.
ПОТОМУ ЧТО Я , БЛЯ, НЕ ЗНАЮ,ЧТО ТАКОЕ ПОЗИЦИЯ! 
Я - наблюдатель, и это - НЕделатель. А делатель только боженька. И воля его, а не моя. И только божественная воля возможна.
Экспериментаторы смешные мы
Так что действовала из личности, кАк и подобает делателю  каждый раз отдавая указания своему красному, манипулировала «человеческими» методами, мягким тоном, шутками-прибаутками.
Белое - необусловленная творческая активность. Божественная и трансцендентная, достойна написания гимнов и од  Красное – средство, с помощью которого белое воплощает свою активность. Поэтому провтыки красных – это провтыки белых.
Но белые не провтыкивали, их просто НЕ МОГЛО БЫТЬ в наших бучакских лесах.
Разве что с гуру, подключенным к источнику… или если б Иисус с саибабой заглянули б))
Ребята, я окончательно приняла сектанство.
Во всем виноват ЧБК и Серж Брызгалкин!
Скоро всем подарю фоточки Саи Бабы
я видела, что действую не из позиции, из-за чего мой красный был лишен возможности проявить свою «позитивную волю». Из-за моего провисания провисал мой красный.
Ну а как иначе то?
После черной позиции энергии было много но выйти за пределы личности не удалось.
Потому как тот, кто выходит за пределы, он, извините не воля. А воля - есть была и будет божественной ТРАНСЦЕНДКНЦИЕЙ.
Какие тут выходы и входы… я нифига не понимаю)))
Мой красный на третий день «поламался», из-за чего я с третьего белого дня была уже полукрасной. это было облегчение, я сразу почувствовала, как с меня «стекает» «ответственность». Обычная личностная ответственность, никакая не белая позиция. хехе . такой вот бело-красный, красно-белый.
  1. Красное.
Вначале все выглядело, как слаженное взаимодействие белого и красного. Моим белым была дЕвица-красавица, которую я знала много лет. Но когда её указание пошло вразрез с моими личными целями, красное дало трещину, вернее, стало ясно, что это не красное, а личностное.
А как иначе то?
С этого момента эксперимент перестал быть веселой игрой.
И я начала тонуть в «лабиринте мозгов».
Меня не на шутку «закоротило» между идеей «свободы» и идеей «развития».
Под «свободой» подразумевалось «делаю что хочу, когда хочу, хочу, играю, хочу выхожу из игры». Под «развитием» подразумевалось «все, что идет от личного, необходимо наблюдать и игнорировать, продолжая делать то, что запланировано».
Первая идея оказалась сильнее, но вторая так и не была осмыслена и висела в фоне до момента, пока я не поговорила с Дашей и не увидела, что, на самом деле, изначально я не выбрала для себя «играть, во что бы то ни стало».
Львиная доля успешного проведения ( я бы сказала даже просто доведения ДО КОНЦА!) какой либо ИДЕИ ( прошу обратить внимание на это слово!)– определение цели, сроков, в которые будут прикладываться усилия .
А я замуж то не вышла, значит и не развелась! 
в сознании выбор «играть» держался только на желании интересного эксперимента. Любой другой, БОЛЕЕ интересный ДЛЯ МЕНЯ эксперимент мог с легкостью «перебить» его.
Я считаю это очень честным поведением. Делать то, Что интересно. Потому что просто дурра набитая и не понимаю, зачем делать то, что менее интересно? ДЕЛАЕТ, в любом случае, ЛИЧНОСТЬ. Она же может развиваться или деградировать. А может, просто дудеть на дудке в театре. Не помещая свое делание в концепцию, а просто пребывая в процессе
После выхода из игры сознательно осталась в лагере Брала участие в мелких бытовых делах и наблюдала за внутренними процессами. За СВОИМИ собственными «мультиками» про то, как кто ко мне относится, принимает- не принимает, осуждает- не осуждает. Веселилась сама с себя.
Но все веселье в том, что идея «свободы» и идея «развития» - не больше, чем просто ИДЕИ.
И я врубилась, что меня «заколбасило» от собственных идей. От конфликтующих в моем программном обеспечении идеи «свободы и идеи «развития».
А я не могу следовать ни одной из них, потому как я не делатель. А наблюдатель. И вся хренотень в том,что на самом деле ПОФИГУ играю я или нет. А мне показалось,что не пофигу. Мне показалось важным, что нужно выйти из игры, важно выйти… и я хотела доказать что-то про то, что игра не настоящая, а неигра – настоящая. . Вот в чем бред-то! А НЕВАЖНО это! играть или нет. Все равно, играю не я.
я всегда есть.
Это истина, субъективно прожитый опыт.
Так вот. таки да. Все снова туда же.
Я неделатель, хоть кол на голове чеши… теши…
Я наблюдатель. идея развития для меня невозможна. Как и идея свободы.

Минусы проекта:
Личностные реакции, воспаляющиеся при взаимодействии белый-красный возбуждаются очень легко. Кнопки горят под руками «хакера». Другой вопрос, что делать потом с этой зловонной ямой, которая, учуяв угрозу пускает дым в окружающих или устраивает себе газовую камеру? Было озвучено, что все берущие участие в эксперименте – люди взрослые и готовы самостоятельно осознавать «лабиринты мозгов», вскрывающиеся при прижимании личности в неуютный угол. Я столкнулась со своими механизмами защиты. В такой ситуации я полностью была занята поисками новых оправданий, или желания уличить в заблуждениях окружающих. Серегу хотелось просто …морально затоптать, а после - увидеть валяющимся в ногах и молящим открыть ему, заблудшему , путь к Истине)) общаться было сложно, всех видела глубоко потерянными в бессмысленных экспериментах овцами.
из этого лабиринта получилось выйти спустя 3-4 дня после окончания игры и разъезда всех российских товарищей домой. Может я, конечно ,тормоз))
Я наблюдающий … тормоз 
Я хорошо отношусь ко всем участникам, но внутри группы не было простроено доверие и не было человека, который мог бы «держать крышу».
Ах нет, ДАШЕНЬКА, ты одна наше спасение.
Короче, не советую брать участие в ЧБК если не будет Даши!
Поэтому в ситуации, когда так беспардонно вскрывают автоматизмы защиты можно уйти в неадекват. Конечно, зависит от опыта, на сколько человек умеет себя из мультиков вытягивать.
ИТАК, ВЫВОД: эксперимент хорош, как для того что бы поднять говно наружу, но неочень для того, чтобы увидеть, что ты, все-таки, не говно. И не неговно.
Спасибо всем за незабываемые 9…10…11…не помню сколько …совместно прожитых дней
Харе Кришна.
Саи рам !
ом намо.
Аминь!
Свет да любовь ! всех ЧБКашников люблю немеряно!

пятница, 29 июля 2011 г.

Отчет участника. (12)


Мои практики:

Выделение волевой.
Массив практик Бучака в этот раз включил две составляющие, выделение волевой активности и освобождение сознания от реактивного состояния. В процессе выполнения практики удалось четко поймать состояние, когда смыслы не развернуты ни в какие формы. И отследить усилие которым смысл вталкивается либо в одну, либо в другую среду развертки. Удалось зацепить переживание самих сред как таковых. Получилось  разворачивать смыслы в зонах, которые находятся за пределами индивидуального восприятия. Отдельно хочется описать пару эпизодов. Во время работы с телом и освобождения его от реактивных действий, я внезапно столкнулся со следующим переживанием, тело мне как бы ответило. Отозвалось на команду воли выйти из режима реагирования миру и перейти под мой волевой контроль. И внезапно открылось, что массив тела ожидает большого количества команд загрузки-конфигурирования. Это сразу показало, что у меня нет актуальных задач способных загрузить тело на полный объем конфигурирования, который ему нужен. Эта линия практики имела продолжение. Выполняя утреннюю волевую медитацию и перемещаясь между тремя состояниями, у меня получилось сопоставить их с тремя позициями эксперимента ЧБК. Стало видно разное соотношение фигур в сознании. Хочется отметить, что на протяжении всех практик отчетливо фиксируется специфическая работа со смыслами. Смысл – на данный момент воспринимается как неуничтожимая фигура. Т.е. он существует всегда. У него есть аспект проявлености либо не проявленности. На практике – это означает явленность его в воспринимаемых формах. Таким образом, смысл может быть – актуально проявленным, актально не проявленным, известным и не известным. С известными смыслами можно работать на уровне не форм. Таким смыслом является смыслы позиций ЯЕ и ЯЕВ. Эти состояния постоянно присутствуют. Сам процесс волевой медитации начинает сводится к смещению восприятия в эти состояния. При этом позиция, которая смещает восприятие сама находится за пределами любых чувственных и знаниевых проявлений. В связи с этим, процесс волевой медитации приобрел статус постоянного наблюдения за способностью управляемо порождать формы. Сознание подчиняется этому процессу. Когда удалось отследить этот процесс, внезапно стало ясно, что подчиняется команде не только индивидуальное сознание, но и общее сознание. И можно затребовать у сознания подчинения своему волевому акту. Что и было сделано. Внезапно, я столкнулся с тем, что сознание согласилось конфигурироваться моим усилием. Однако, одновременно присутствовало усилие мира, которое конфигурировало восприятие. И моя способность давать управленческие смыслы несоизмеримо ниже, чем у мира. Мир дает одновременно огромный пакет команд и сознание способно его воспринять. Мои команды были несоизмеримо малы по мощности и количеству. Мир быстрее и поток команд от него более плотен. Однако сознание воспринимает любую команду. Так как природа команды отдаваемой мной и отдаваемой миром – идентична. Когда я это прожил, я начал удерживать сознание от реакций и заставлял его в меру своих сил выполнять только мои команды. И как минимум не порождать реагирования на конфигурирование миром. В этот момент, появились новые команды инструктора, и сознание стало слушаться их. Мне пришлось совершить ряд усилий, что бы перехватить управленческое воздействие на свое индивидуальное сознание. Это событие подчеркнуло аспект служения воле, который присущ сознанию. Причем, сознание, по каким то, причинам постоянно ищет внешний источник воли. На этом построен поиск авторитетов и сравнение кому лучше подчинится.

Синхронизмы.
Переживания внесения смыслов из за пределов восприятия дало толчок для ветки практик связанной с разверткой смыслов в зоны сознания за пределами индивидуального восприятия. Эти развертки в дальнейшем фиксировались мной как синхронизмы. Первый синхронизм произошел когда я вложил смысл активности в зону группового субъекта ЧБК. После этого действия через пару минут один из участников эксперимента сломал себе руку. Проявление активности на лицо. Следующим действием было внесение смысла ясности в окружающую среду и наблюдение за тем, как среда подстраивается для равзертки данного смысла. НА моих глазах разваливались тучи и ветер их убирал с поля зрения. Поддерживая ясную погоду. При этом, произошла активация некоего понимания того почему и как общее сознание выполняет смысловую команду индивидуальной воли. Следующее событие было произведено через несколько десятков минут после внесения смысла ясности. Выглядело это так, я сидел у костра в котором лежали ветки но пламя не горело. Но в костре были угли. Шел процесс, который я зафиксировал как благоприятный для возникновения огня. Я начал применять усилие по развертке смысла огня за пределы своего восрпиятия. Отследил как возникают помехи которые пытаются навязать общему сознанию путь решения задачи. Эти помехи находятся на уровне ниже чем волевая команда через внесение смысла. Мне удалось подавить этот процесс, и я сосредоточился на внесении огня, в этот момент из за моего плеча, вышел участник эксперимента, подошел к костру, дунул в него. От дыхания огонь вспыхнул и он развернулся и ушел. Я засвидетельствовал обмен смыслами. Что притяжение человека для активного действия было самое быстрое и менее затратное по стечению событие и общее сознание приняло решение реализовать мой смысл именно так. Четвертое событие произошло уже по возвращению домой но имело туже самую природу. При выезде загород я потерял паспорт. Обнаружил это на третий день. Я отдал команду по возвращению его себе. Дальше цепочка событий сложилась так. Я отслеживал появление линий вероятностей в поле событийности. Когда появилась линия поиска паспорта через водителей маршруток я поехал на место их стоянки. Там стояли водители маршруток. Я подошел и спросил их существует ли диспетчерский пункт и где могут оказаться потерянные вещи. Они объяснили мне что оптимальный вариант спрашивать у других водителей про мой паспорт.  Подошел к первому водителю и спросил у него. Он расспросил меня и внезапно вспомнил, что он находил паспорт в маршуртке другого водителя. Пробили телефон этого водителя. Причем телефон оказался у другого водителя, который только что подъехал. Перезвонили. Договорились на утро и утром я приехал на место, и забрал свой паспорт.  Мои исследования этой феноменологии приводят к мысли что фигуры подчинения посылаемые в сознание порождаются из волевой позиции. Кроме этого, есть позиция владения подчинением как абсолютным свойством. Порождение смыслов с данным свойством и передача их в различные зоны сознания является основанием для проявления этой зоной активности.

Работа с полярной звездой.
Еще одним куском практик, была практика активного созерцания полярной звезды. Итогом этой практики стало выделение состояния центральной оси. А так же переживания силы меняющей все визуальное восприятие одновременно. Практика по моим ощущениям не была закончена. И я нахожу её перспективной для наработки сосредоточенных состояний. Из центра любой воздействие требует меньше сил и времени.

Ускорение и усиление.
Особое внимание я уделил решению одной задачи, которая давно меня интересовала. Я столкнулся с ограничением на скорость перевода внимания с одного предмета на другой. Если перевод внимания операция сознания, то почему скорость перевода ограничена? Я поставил себе задачу воспринять за секунду 25 аттракторов внимания. Постепенно мне удалось это сделать. Создать процессную фигуру в которой я смог сделать 25 различений за секунду времени. Следующим этапом, я начал трансляцию фигур различения в фигуры действия. Но пока не получилось  провести трансляцию в физическое действие. Чем глубже в дифференцированные слои погружается  действие, тем сильнее оно встречает сопротивление.
Эта практика привела к еще одному интересному типу действий, создание фигур силы. Смыслы телесных переживаний, которые могут привести к броску камня в два раза превышающие обычную способность кинуть камень. Эти направления практик ставят вопрос о том, что нужно сделать с индивидуальным сознанием, что бы оно получило возможность разворачивать любые типы формы.

Отчет участника. (11)


Культурные ценности:
С моей точки зрения ЧБК эксперимент был первым культурным событием порожденным психонетической средой. Одной из задач эксперимента была работа в культурном поле, которое нормировалось следующими нормами: Ясная, Активная, Позитивная воля. Здравый смысл. Активное понимание.  Активное действие. Групповая позиция.

Ясная воля  - позиция нарабатываемая в «черном» состоянии. Характеризуется аллертностью  внимания к различным внешним и внутренним сигналам. Из-за не вовлеченности «черных» в социальное взаимодействие создается разнесенность между наблюдением и формами, за которыми они наблюдают. Итогом становится состояние, в котором очень хорошо «работается над ошибками». Черная позиция отлично подходит для накопления энергии и снятия стрессов и прочих процедур, которые приводят человека в бодрое расположение духа и желание действовать.  Это состояние становится фундаментальным и базовым для всех остальных действий во всех других позициях.

Активная воля – позиция, из которой совершается действие. Эта ценность противопоставлена желанию быть в комфорте и ничего не делать. Разделение этой ценности приводит к состоянию, когда человек порождает свои цели сам. И не только порождает, но и достигает их вопреки возникающим сопротивлениям. Борьба с сопротивлениями, в этой позиции становится нормой. Создается состояние, когда Я переводится в позицию деятеля. В этой же позиции, возникает еще одна культурная ценность – это ответственность.  Активный аспект ответственности – ответственность, как осознанность в действии по воплощении своего волеизъявления. Активная ответственность – это антоним ответственности перед кем то. По факту это означает, что в активной волевой позиции участник берет ответственность перед собой за то, что его волеизъявления будут им же воплощены.  И спрашивает сам с себя. Фиксируя свою способность быть активным по своим действиям. Которые либо приводят, либо не приводят к результату. По факту, эта культурная норма провозглашает перевод человека из реактивного в активного.

Позитивная воля – норма, принимая которую человек переходит в такой режим восприятия внешних стимулов, когда стимул присваивается и действие становится не подчинительно-реактивным а активным. Практически это выглядит так: получив команду, человек прикладывает усилие для того, что бы форма и смысл команды были им осознаны как собственное порождение. Т.е. находится такая позиция сознания и структур в которой человек мог бы сам для себя породить такую команду. И когда эта позиция найдена и команда присвоена она начинает выполняться. Выполнятся максимально эффективно с сосредоточением на выполнении этого действия. Любые препятствия возникшие на этапе осмысления и присвоения команды, воспринимаются как части вводных условий, тем самым выводя все причины по которым действие не может быть выполнено в помехи. И  преодоление этих помех входит в норму позитивной воли. Тем самым происходит резкое усиление активной позиции. Отмазки и отговорки становятся культурно нелегитимными формами. Мышление переключается в творческий режим, когда ищется наиболее оптимальный способ РЕШЕНИЯ задачи.

Здравый смысл – норма, которую каждый участник понимал для себя сам. Во время проведения эксперимента не стояла задача вывести логическую формировку данного понятия. Что не мешало им пользоваться. Культивирование данной нормы уводило сообщество от формализма и делало взаимодействие более быстрым и активным. Здравый смысл, норма, которой пользовались белые во время отдач команд красным. За все время эксперимента была отдана только одна команда, которая вызвала протест принявшего её красного.  В последствии, во время процедуры групповой рефлексии данная команда была соотнесена с групповым пониманием нормы здравого смысла и относительно неё было сформировано групповое понимание. Возрождение культуры здравого смысла позволяет быстро нормировать и соотносить интеллектуальные возможности участников сообщества.

Активное понимание – норма, связанная с коммуникативными протоколами между участниками. Заключается в следующем: В процессе коммуникации подавляются первые, стандартные реакции на сообщение другого человека. Вместо реакций на форму подачи делается активное усилие по попытке понять, какой смысл стоит за этой формой. Что человек пытается донести тем способом, которым он это делает. Внедрение этой нормы снижает сопротивление при общении. Позволяя быстро реагировать на входящую информацию и принимать решения исходя из ситуации. При этом, решения становятся активными действиями, которые соотносятся с остальным культурным полем. Результатом становится способность участников быстро достигать понимания сути обращений друг к другу. Снижаются затраты энергии, которая тратится на формирование понимания в сознании другого человека. Общение от контактов между личностными структурами переходит на уровень когда контакт устанавливается между волевыми позициями а структуры являются лишь средством трансляции.

Активное действие – норма, противопоставленная пассивному реагированию на происходящий мир. Разделение этой нормы порождает индивидуальную деятельность. Эта деятельность направлена на воплощение задач порожденных из волевой позиции. Фактически, активное действие есть манифестация волевой позиции. Волевое решение разворачивается в активные действия. Аспект, который важен для перевода помысленного в осуществленное.

Групповое соотнесение – норма, по которой индивидуальное действие соотносится с общегрупповым пониманием контекста происходящего. Когда индивидуальное действие расценивается как фигура на групповом фоне. Ввод этой нормы позволяет создать две равномощные позиции идентификации и за счет этого контролировать эгоструктуры. Введение группового осознания создает дополнительную растяжку при принятии решений. И выступает инструментом развития компетенций групповых взаимодействий и групповой ответственности. Особенно сильно это заметно когда групповое соотнесение начинает слагаться с активным действием и белой позицией.

Отчет участника. (10)


Позиционные заметки.

Белое.
Нахождение в белой позиции бросало вызов способности действовать «несмотря ни на что». Стимулировало способность к согласованию действий. На удивление, белая позиция вызывала к концу дня усталость сравнимую с усталостью красной позиции. Интересной была динамика присвоения белыми своих красных. В белой позиции, красный начинает воприниматся не как инструмент, но как собственность. В итоге, белые начинают проецировать на красного себя. И начинают жалеть красного как жалеют себя. Интересно наблюдать, как вообще разворачивается отношение к другому человеку стоящему в красной позиции. Учитывая что он добровольно согласился принимать участие в действии, все равно включаются внутренние сложности. Будет ли удобно, не устал ли, на сколько уместно и не задевает красного как человека. Белая позиция быстро вскрывает дефицит управленческой позиции. Когда само управление не скатывается в потакание своим слабостям. Управление может оказаться сложной ношей для белого. Фактически нахождение в этой позиции ставит культуру управления как компетенцию. Отдельное замечание относительно того как сложно договариваться белым без построения иерархических отношений между собой. Много решений и действий просто провисают не найдя поддержки у других белых. Фактически, приняв решение белый должен делать свое действие несмотря ни на что. Стадный инстинкт сводил эти порывы на нет. Одна из миссий белых – поддержание целостности группового действия фактически не была выполнена. Так как этот аспект постоянно выпадал из внимания. Белые достаточно часто и легко провоцировались на различные действия. Т.е. удержание личной целостности белой позиции тоже требовало специального сосредоточения. Еще специфическим сопротивлением белой позиции было представление о трудности того или иного дела. Т.е. сопротивление структур сознания было на столько привычным, что сковывало даже простую отдачу команд. Что позволяет сделать вывод о природе активности сознания. Не зависит от того кто именно будет исполнять команду. Структуры сопротивляются самому факт порождения команды. И именно на этой фазе и происходит подавление активности и воли. Таким образом, создание растяжки Белое – Красное позволяет отследить саму суть помех связанных с принятием решений и воплощением их в жизнь.

Красное.
Основные вызовы с которыми сталкивались красные – это осуждение действий белых.  Жалость к себе. Отлынивание от выполнения задач. Нужно понять смысл красной позиции и почему структурам в этой позиции было жестче всего. Личность красного попадала под пресс двух воль. Его позитивной воли и воли белого. В итоге, у структур личности не было ни шанса на избегание. Когда личность понимала что она попала в такие тиски воли, она вставала на дыбы. Красная позиция оказалась самой травма-опасной. Три участника были отправлены в пункт скорой помощи с разной степени тяжести травмами. Все случаи связаны с отказом взять ответственность за себя на себя и жалостью к себе. Что указало на дефицит ответственности за себя. И все же, красная позиция была, пожалуй, самой творческой. Именно в ней совершалось большое количество открытий участниками эксперимента. Правильное принятие этой позиции позволяло освоить новые, не используемые участниками форм поведения. Очень хороша красная позиция для освоения активного, творческого действия. Это связанно с тем, что поставленная задача не динамится, а решается. Этот аспект показал повышение личной эффективности в разы. С удивлением обнаружил, что в обычной жизни, мы не живем даже в красной позиции. Настоящее нахождение в красном требует достаточно сильной концентрации, осознанности и самоотдачи. А аспект подчинения купирует самомнение и тренирует приятие происходящего как есть. Стоит добавить, что в красной позиции очень важно понимание сути действия. Не позиции откуда белый порождает команду, а понимание самого задания. Постоянно самомнение вступает в конфликт с полученной командой. Практика понимания и содействия трудна. Постоянно есть риск скатится в критику белого и сопротивление распоряжению. Основной задачей красного было наработка позиции позитивной воли. Что в той или иной мере удалось всем участникам эксперимента. Наработка данного аспекта открыло еще один способ действия – активное действие.  Что в купе с активным пониманием и позитивной волей создает сильную позицию для действия.

Черная позиция.
Предполагалось , что черная позиция будет более оторванной от социума чем оказалось в реалии. От состояния и погруженности в практику черных сильно зависела атмосфера и событийный ряд в лагере. При хорошем сильном погружении черных, дни проходили более гладко, чем когда черные были расхлябаны. Основные сложности черных – это внутренние сопротивления. Беспристрастное наблюдение и умение сделать выводы из наблюдаемого это вызов черных. Сосредоточение на практиках. Воздержание от разговоров. Надо признать, что хорошее черное погружение давало сильный приток энергии.  Одна из сложностей это постоянные попытки белых и красных вовлечения черных в социальное взаимодействие через обращение с вопросами. Культуру общения с погруженными в практики еще предстоит выстроить. Очень удачной оказалась находка с отчетом белого и красного своему черному в конце дня. Это позволило понять, как правильно слушать другого человека. Молчаливое слушание порождает безучастное приятие и понимание того что тебе говорят.  Так же, эта позиция позволяет наблюдать те процессы которые в обычном состоянии не бросаются в глаза. Удается отследить типовые реакции белых и красных и затем не допускать подобных ошибок в этих позициях. По самому процессу, мне удалось выстроить такой режим что за черный день удавалось делать 5 часов практик + постоянное нахождение в рабочем состоянии и контроле реакций сознания.

Групповая позиция.
Самая сложная позиция для рефлексии. Смысл её был в том, что бы соразмерять свои индивидуальные действия с общим пониманием происходящего. Соразмерно групповым процессам. Индивидуальное и групповое постоянно вступало в противоречие. Учитывая условия постановки эксперимента, выделение нового группового взаимодействия, которое бы не скатывалось в известные схемы за два цикла только было обозначено легким пунктиром. Но радует, что эксперимент не скатился к обычной групповой схеме существования. Т.е. иерархии и неких «главных и ответственных» не было. Это важное достижение. Которое показало, что можно и нужно разрабатывать иные базисы социального взаимодействия. Эта же позиция показала, что групповое позиционирование вообще сложная компетенция, которая нуждается в отдельной постановке.